"После бомбежек, когда было много раненых, Жора Теслюк оперировал на трех столах одновременно"


Сорок дней назад умер врач-волонтер, который, зная о своем смертельном диагнозе, отправился в зону АТО спасать людей

В Первом добровольческом мобильном госпитале имени Николая Пирогова говорят, что Георгий Теслюк был врачом от Бога. Будучи тяжелобольным, он отправился в зону АТО спасать людей — работал в железнодорожной больнице в Попасной Луганской области. Его коллеги уверены, что у Георгия был талант. Иногда его даже сравнивали со знахарем из одноименного польского фильма. По специализации уролог, он мог принимать участие в операции любой сложности. Часто ему удавалось вытащить с того света практически безнадежных пациентов.

Многие друзья знали, что Георгий болен. Несмотря на это, его смерть стала для них настоящим шоком.

*В Первом добровольческом мобильном госпитале имени Николая Пирогова в Попасной Георгий Теслюк не только проводил операции, но и организовал прием местных жителей — нуждающихся в помощи было очень много (фото из социальных сетей)

— А ведь он обещал вернуться в Попасную, — с горечью говорит один из основателей Первого добровольческого мобильного госпиталя имени Николая Пирогова Олег Шиба. — Когда в июне прошлого года Георгий уходил домой на ротацию, мы с ним пожали друг другу руки. «Ты стольким людям помог, — сказал я. — Если бы ты еще хоть немного остался с нами. Мы были бы так рады». «Да увидимся еще, — засмеялся Жора. — А потом вдруг стал очень серьезным и добавил: — Мне надо порешать дома кое-какие вопросы, и я вернусь. Еще поработаем вместе».

Я знал, что это за вопросы, знал о его диагнозе, ведь был непосредственным командиром Георгия. Остальные могли только догадываться о его состоянии здоровья — он никогда никому не жаловался. У Георгия был рак желудка. Он испытывал сильные боли, но, несмотря на это, иногда проводил и по пять операций в день.

— Что происходило в то время в Попасной, после освобождения города от боевиков?

— В марте 2015 года наш госпиталь переехал в Попасную из Артемовска. Поначалу этот городок произвел на нас гнетущее впечатление. И даже не из-за разрушений. Дело в том, что мы здесь почти не видели людей. Пустые улицы, закрытые магазины. Местное население опасалось нас. Люди прятались по подвалам.

Наш мобильный госпиталь тогда обосновался в здании железнодорожной больницы, которая каким-то образом уцелела во время бомбежек. Это трехэтажное здание с колоннами, больше похожее на клуб. Внутри — сырость, разруха. Потихоньку начали все приводить в порядок. Прошла неделя. Мы уже завезли оборудование и были готовы принимать первых пациентов. Но к нам никто не шел. Причем мы знали, что в городке остались люди. А они наверняка знали о том, что открылся госпиталь.

— А местных врачей тут не было?

— Когда Попасную захватили сепаратисты, многие сбежали. Осталось человек пять местных медиков, которым, видимо, некуда было деваться. Мы их со временем тоже подключили к работе в госпитале. Еще хотелось наладить контакт с местным населением. Мы начали разговаривать с людьми прямо на улице, говорили, что нам нужна будет помощь: санитары или разнорабочие. Местные стали интересоваться, заходить. Сначала было пару пациентов в день, потом больше. А позже к нам уже выстраивались очереди.

Вскоре госпиталь работал на полную. К нам привозили раненых бойцов, многие из которых находились в очень тяжелом состоянии. Линия фронта проходила всего в полутора километрах от Попасной. Сепарские снаряды иногда и к нам долетали. Примерно в эти дни в госпитале появился Георгий. Он сказал: «На Майдане я вытаскивал раненых из-под обстрелов. Сам врач-уролог. Быстро учусь. Могу попробовать освоить любую медицинскую специализацию». В гражданской жизни Георгий работал в Тетиевской районной больнице — это Киевская область. Сам написал заявление, что хочет ехать в зону АТО в качестве медика. Помню, я тогда обратил внимание на его нездоровый вид. Лицо у Жоры было желтого цвета. Спрашиваю: «У тебя все хорошо?» «Все нормально, — отвечает. — Просто устал».

Это Георгий предложил организовать прием местных жителей. Я сказал ему: «У тебя и так много работы. Разве успеешь все сделать? Ночью операции, днем прием граждан. А отдыхать когда?» «Еще отдохну, — улыбнулся Георгий. — Очень хочу побольше успеть».

— Пациенты любили Жору, — рассказывает Алина Нараган, работавшая медсестрой в мобильном госпитале. — Он никому не отказывал в помощи. Лечил всех, несмотря на их политические взгляды. А ведь к нему на прием приходили люди и с той стороны — из «ЛНР». По всей округе пошел слух, что в Попасной появился такой врач. Георгий, кстати, как правило, знал, когда его пациент приходил с другой стороны. Бывало, местные нашептывали ему на ухо: «Вот, мол, к вам вчера приходил такой старичок. Так он же живет в поселке, который захвачен сепаратистами». «Ну и что теперь, — удивлялся Жора, — я должен отказать ему в помощи? У него серьезное заболевание. Если не оказать срочную медицинскую помощь — он может умереть».

Георгий не брал с пациентов ни денег, ни подарков. «Они и так тут бедствуют, — говорил он. — Я приехал людей спасать, а не подарки брать». Лекарства тоже бесплатно больным отдавал. Георгий часто говорил: «Не хочу, чтобы местное население думало, что я фашист. Я не фашист. Я приехал в АТО помогать людям».

— А что, местные действительно считали украинцев фашистами?

— Думаю, что 60 процентов жителей Попасной поддерживали «ЛНР». Помню такой случай. У нас госпиталь был разделен на две части — для военных и для мирного населения. Как-то на военную сторону, минуя все посты, пришла бабуля. Мы ей: «Бабушка, гражданских не тут обслуживают». А она в ответ: «Я знаю. Только тут у вас врачи со всей Украины приехали и все бесплатно». Ну что сделаешь? У старушки был варикоз. Мы ее прооперировали. Как она нас благодарила, клялась, что любит Украину! А спустя время, когда однажды мы с ребятами зашли в местный магазин, стоя у прилавка, услышали знакомый голос: «Хорошо, что этих фашистов здесь нет, а то вечно из-за них очереди». Георгий обернулся и с улыбкой произнес: «Здравствуйте, бабушка!» Той, видимо, стало стыдно, и она, ничего не ответив, вышла из магазина. Даже тросточку свою забыла.

— В каких условиях вы жили?

— По-всякому было. И на заброшенной ферме, и в окопе. А в последнее время, когда появился Жора, — в подвале. Там было несколько кроватей, перегороженных ширмочками, и небольшая кухня, где мы могли приготовить себе еду.

Георгий был неприхотлив в быту и очень работоспособен. Я не сразу узнала о страшном диагнозе Жоры и его состояние здоровья иногда списывала на усталость. Он ведь почти не отдыхал. Ночью — операции, днем — прием местного населения.

— Почему операции проводились ночью?

— В это время не было обстрелов. Хотя, конечно, когда с фронта привозили раненых, все, кто мог, шли в операционную в любое время дня и ночи.

— Бывало такое, что ночью во время операции вдруг пропадал свет?

— Постоянно. Приходилось оперировать при свете карманных фонариков.

К середине июня 2015 года Жоре стало совсем плохо. Я уже тогда знала, что у него рак. Но Георгий всегда говорил, что его ничего не беспокоит. Он никогда ни на что не жаловался. Хотя иной раз мог простоять за операционным столом без отдыха больше суток. После бомбежек, когда было много раненых, оперировал на трех столах одновременно. Причем Жора принимал участие в операциях не только по своей специализации. Он говорил, что благодаря АТО стал врачом широкого профиля.

Видя, что Жора работает на износ, наш командир Олег Шиба распорядился давать ему выходной. Так вместо отдыха Георгий переодевался в спортивный костюм и шел помогать на кухню или затевал уборку в операционной. Он не любил отдыхать. Помню редкие минуты, когда Жора мог посидеть с книжкой. Знаю, что он очень любил читать, но времени на это не было. За месяц, по моим подсчетам, Георгий провел более ста операций.

До сих пор не могу забыть, как, прощаясь с Жорой, когда он уходил домой по ротации, не сделала это как-то по-особенному. Просто сказала: «Пока, приезжай к нам в госпиталь. Будем рады». Жора ответил, что обязательно вернется. Но не сдержал свое обещание. Сорок дней назад его не стало.

О том, что болезнь прогрессирует, мы, Жорины друзья, знали. Поддерживали с ним связь по телефону. Несмотря на его протесты, организовали сбор средств на лечение. Георгий был очень благодарен, говорил, что мы продлили ему жизнь. Конечно, он надеялся, что выкарабкается. Надеялся, но как врач понимал, что шансов у него немного. Обещал, что выздоровеет и каждого, кто ему помогал справиться с болезнью, поблагодарит лично. Когда мне позвонил Олег Шиба и сказал, что Жоры больше нет, это был такой шок.

— Теслюк, врач-уролог с навыками работы на УЗИ, взял тогда на себя колоссальный объем работы, — вспоминает основатель Первого добровольческого мобильного госпиталя имени Николая Пирогова Евгений Нейштетик. — За несколько месяцев через созданный по его инициативе поликлинический прием в Попасной прошли сотни пациентов. У кого камни, у кого инфекция, у кого обострение хронической болезни. Георгий помог очень многим, оставив после себя добрые и благодарные воспоминания своих коллег и пациентов.

— Волонтеры-врачи — удивительные люди. Нужно иметь что-то по-настоящему человеческое и в сердце, и в душе, чтобы сорваться с места и поехать в зону АТО спасать людей в разрушенных больницах. Для своих пациентов Георгий порой делал самые невероятные вещи, — отозвался о своем коллеге кардиолог Юрий Кравцов.

— Водку не пил, много читал, лечил всех, невзирая на их взгляды. С Жорой было комфортно работать, он никогда не устраивал коллегам пакостей, — охарактеризовал Георгия Теслюка ортопед Юрий Барабан, проработавший с ним месяц в Попаснянской больнице.

За четыре месяца до своей смерти Георгий Теслюк написал у себя на странице в социальной сети прощальное письмо.


«Люди милі, добрі, чуйні. Я вам всім дуже дякую за підтримку, допомогу і моральну, і матеріальну.

Я дійсно не знаю, чи вона мені допоможе, але ту доброту, підтримку, ласку, допомогу, яку я побачив в першу чергу від своїх рідних і близьких, ту надзвичайно посильну роботу та фінансову підтримку, яку неодноразово доклав кожний товариш та колега починаючи від молодшого медичного персоналу і закінчуючи головним лікарем, та підтримка, яка здійснюється людьми навіть, які мені не знайомі і які мене не знають… вселяє надію, що все буде гаразд.

Я сподіваюся, у мене буде час кожному віддячити особисто, але якщо такому і не відбутися, я спокійний за місто, за людей, які тут живуть. Хоча ви і маєте різні погляди, різні світогляди, різні світосприйняття…

Ще раз велике всім спасибі, незалежно, хто допоміг словом, хто допоміг ділом, хто допоміг фінансово, а хтось і молитвою. З вашою допомогою все буде гаразд.

Низький вам всім уклін».
"После бомбежек, когда было много раненых, Жора Теслюк оперировал на трех столах одновременно"  "После бомбежек, когда было много раненых, Жора Теслюк оперировал на трех столах одновременно" Reviewed by Леся Іваночко on 27.9.16 Rating: 5