«Примирение». У Эрдогана не было выбора

Путинско-эрдогановское театральное примирение после «извинений», принесенных турецим исламистом-манипулятором, новоявленным неоосманом русскому неоимперцу произошло на фоне ужасной трагедии, разыгравшейся в стамбульском международном аэропорту, унесшей 41 невиную жизнь.

Хотя многие далеки от конспирологических версий, как тут не вспомнить зловещее и угрожающее «помидорами не отделаетесь», сказанное Путиным в декабре прошлого года вслед за сбитым турками российского Су-24.СООБЩАЕТ http://elise.com.ua

Сейчас можно строить различные версии относительно авторов это террористического акта, включая и, якобы, «чеченский след». Все же остаётся не проходящая горечь и возмущение от того очевидного факта, почему именно после кровавого события в аэропорту Путин прореагировал на послание Эрдогана? Ведь буквально недавно турецкий лидер присылал поздравление хозяину Кремля по поводу Дня России, которое осталось без ответа, с высокомерными комментариями Пескова.

Лично я не верю в сострадание, подтолкнувшее Путина к «прощению» турецкой клики. Совсем наоборот: это как раз таки проявление его глубинного характера, который Андрей Пионтковский, исходя из действий и поступков кремлевского чекиста, определил одним емким выражением – нравственный идиотизм. В действительности, «мочить в сортире», «контрольный выстрел в голову», «кто нас обидит, трех дней не проживет» и другие «крылатые» выражения отчётливо свидетельствуют о моральных и политических предпочтениях Путина и насаждаемой им идеологии в России.

С той прыткостью, с которой российская и турецкая стороны, после телефонного разговора Путина и Эрдогана, бросились восстанавливать связи и отношения в традиционных отраслях – взаимная торговля и туризм – говорит прежде всего о том, что в основе «примирения» лежат экономические, а не политические факторы.

Стоит напомнить о том, что стержень двустороннего экономического сотрудничества – энергетика – вообще не была затронута путинскими угрозами и его специальными антитурецкими мерами, введёнными с 1 января 2016 года. Природный газ продолжал прокачиваться из России в Турцию в прежних объёмах, при некоторых коллизиях по поводу скидок в цене, и, которые в итоге, сторонами были преодолены.

Все это говорит о том, что «неуступчивые» Путин и Эрдоган – один требовавший извинений, а другой не считавший нужным это делать, своей «принципиальностью» – все это время кормили внутреннюю аудиторию, тоскующую по былому «имперскому величию». На поверку эти два деятеля оказались заложниками банального меркантилизма и экономического расчёта. Существуют оценки ущерба и упущенной выгоды в результате семимесячного кризиса в двусторонних отношениях: турецкая сторона потеряла порядка 45 млрд. долл., а российская – свыше 10 млрд. долларов.

Понимая, что эти цифры будут ещё больше увеличиваться, оба деятеля пошли на примирение, дав друг другу возможность «сохранить лицо» перед своими сторонниками: Путин проявил «сострадание», а эрдогановское «извинение» мастерски отнесли на лингвистические особенности турецкого языка.

Как бы то ни было, дальнейшее развитие российско-турецких отношений вызывает много вопросов. Мы бы выделили среди них как минимум два. Первый – что теперь будут делать и говорить многочисленные пропутинские куклы, оравшие с экранов телевидения и писавшие статейки о том, что необходимо дожимать «фашиста Эрдогана» руками турецкой оппозиции, главным образом курдами, которым необходимо поставлять оружие?(!)

Второй, самый важный вопрос: как теперь будут Путин и Эрдоган взаимодействовать по сирийской проблеме, которая и стала причиной всего этого российско-турецкого сыр-бора? Нет сомнения в том, что именно этот вопрос и будет определять весь комплекс двусторонних отношений, так как Москва и Анкара уже не смогут с лёгкостью закрывать глаза на противоположные подходы в Сирии, чем они занимались в течение почти пяти лет до инцидента с российским летчиком.

Поэтому можно сказать, что сейчас наступил настоящий момент истины как в российско-турецких межгосударственных отношениях, так и лично между Путиным и Эрдоганом. А также момент истины и для Башара Асада, который вряд ли сильно обрадовался тому, что его кремлёвский патрон помирился с его главным врагом.

Озвученные Путиным и Эрдоганом в телефонном разговоре дежурные призывы к сотрудничеству по борьбе с терроризмом должны теперь наполняться конкретным содержанием. Продолжение прежних сирийских сценариев становится уже невозможным. Либо Эрдоган вынужден будет «глотать» результаты бомбардировок российскими ВКС различных районов Сирии, включая туркоманов и перестать осуществлять приписываемую ему поддержку «Джабхат Ан-Нусра» и других радикальных группировок. Либо Путин должен будет пересмотреть пути и способы содействия проасадовским силам зачищать территорию, занятую разношерстной оппозицией, включая ИГИЛ.

Возможный вариант для неминуемого разруливания сирийской ситуации для Москвы и Анкары – это попытаться содействовать Эрдогану пойти на ещё один шаг – извиниться перед Асадом за присоединение к международным силам по его свержению, что на первый взгляд может показаться фантастическим.

Такой вариант, конечно же, грозит имиджевой потерей для турецкого президента и его отношениям со странами Запада, прежде всего с США, и арабскими консервативными монархиями, развязавшими войну в Сирии. Представляется, что другого варианта у Эрдогана просто нет и более того, такой сценарий откроет ему новые возможности для преодоления фиаско, которое он потерпел в регионе.

Более того, как сообщала накануне The Washingtоn Post, последнее предложение, которое сделал Вашингтон Москве по развитию партнерства и достижению нового соглашения по военному сотрудничеству в Сирии, не оставляет Эрдогану другого выбора.

В частности, по новому соглашению, США обещают делиться информацией по целям и предлагают координировать усилия с российскими ВКС по расширению бомбардировок позиций «Джабхат Ан-Нусра» – отделения Аль-Каеды в Сирии, которая борется в первую очередь с правительством президента Башара Асада. («The crux of the deal is a U.S. promise to join forces with the Russian air force to share targeting and coordinate an expanded bombing campaign against Jabhat al-Nusra, al-Qaeda’s branch in Syria, which is primarily fighting the government of Syrian President Bashar al-Assad.»)

А насчет того, как Эрдогану, сохранив лицо, приносить извинения Асаду, то у кремлёвских «умельцев» есть совсем недавний опыт по оценке таких протокольных посланий, с лингвистическими особенностями перевода. Тем более, если исходить из богатства арабского языка по сравнению с турецким или английским.

Кямран АгаевЖми нравится и поддержи автора!
«Примирение». У Эрдогана не было выбора  «Примирение». У Эрдогана не было выбора Reviewed by Леся Іваночко on 1.7.16 Rating: 5